dgypiНекоторые считают этот стиль самым яростным, агрессивным и решительным среди внутренних стилей. Некоторые — среди всех стилей ушу вообще. А некоторые до сих пор недоумевают — разве возможно использовать его для боя? Сомневающихся успокоим: этот стиль, конечно, полезен для здоровья — но лишь во вторую очередь. В первую очередь это — высокоэффективное боевое искусство.

Чем занимаешься? А кто его знает…

Синъицюань — Кулак оформленной воли (намерения), один из трех самых известных внутренних стилей.

Иероглиф «и», который стоит в названии на втором месте, обычно употребляется в сочетании с другими иероглифами и имеет множество значений. Исходя из специфики этого боевого искусства, правильнее всего, очевидно трактовать его как «волю, дух, непреклонное намерение».

В русской терминологии прижился не совсем корректный перевод этого названия — «Кулак формы и воли». Однако это неверно как с точки зрения грамматики, так и с точки зрения смысла, который, между нами говоря, в данном переводе нужно искать днем с огнем. Все подобные языковые ляпы связаны были с тем, что в восьмидесятых годах в русский язык китайские термины входили не столько через посредство профессиональных синологов, сколько через самодеятельных энтузиастов, занимающихся китайским ушу. Часть терминов объяснялась им на пальцах китайскими учителями, часть терминов бралась из англоязычной литературы об ушу.

Позже к делу подключились китаисты и началось «исправление имен», которое продолжается и по сей день. Однако сорняки, как известно, выпалываются с трудом. В первую очередь потому, что сами занимающиеся индифферентны к тому, чем занимаются — как к форме, так и к содержанию.

Я был свидетелем, как китайский мастер, обучая иностранцев, неоднократно поправлял их произношение: «тайцзи» вместо «тайчи». Те кивали, но упорно продолжали говорить «тайчи». Применительно к англосаксам или к представителям некоторых других европейских языков это хотя бы понятно: им просто трудно осилить данное стечение согласных звуков. Но русскому человеку произнести «цзи» не представляет никакой проблемы. Однако с упорством, достойным лучшего применения, по нашим необъятным лесам и равнинам разносятся истошные крики «тайцзы!» и «тайчи!» Это, конечно, не значит, что все должны входить в тонкости китайского языка, но самое общее представление о предмете, конечно, иметь было бы неплохо.

Впрочем, что говорить о произношении, когда некоторые, тренируясь по много лет, даже не знают, что они учат и в лучшем случае говорят, что занимаются «просто ушу» или «просто кунфу», на худой конец — «восточными единоборствами». Это, с одной стороны, нехорошо, с другой — сразу понятно, с кем имеешь дело.

Поражающий всю вселенную

Считается, что современное искусство синъи-цюань происходит из более старого синьи-цюань. Разница — в первом иероглифе: в одном случае речь идет о «форме», в другом — о «сердце». В русском языке это различие выражается в том, что в современном названии пишется «ъ», а в старом «ь».
Более старое искусство синьи-цюань с точки зрения нормативной грамматики можно перевести как «Кулак сердечной воли» или «Кулак воли сердца». Однако это название — просто сокращенный вариант более сложного, а именно — синьилюхэцюань. Синьилюхэцюань уже трудно перевести, строго следуя правилам современной грамматики: «Кулак шести координаций сердечной воли». Получается некоторая бессмыслица или, как минимум, неточность. Поэтому синьилюхэцюань может быть переведено как «Кулак сердца, воли и шести координаций».

Есть три версии происхождения синьицюань.

Первая: синьицюань в VI веке нашей эры придумал монах Бодхидхарма, основатель шаолиньского ушу. Вторая версия: синьицюань в XII веке нашей эры создал знаменитый полководец Юэ Фэй. Третья версия считается наиболее правдоподобной и принимается за основную: синьицюань в XVII веке создал мастер боя на копьях Цзи Цзикэ.

Современное синъицюань ведет свое начало от мастера Ли Лонэна, который в середине XIX века изменил в названии стиля иероглиф «сердце» на иероглиф «форма».

Известна история о том, как во второй половине XIX века выдающийся мастер синъи Го Юньшэнь вызвал на бой создателя стиля багуачжан Дун Хайчуаня. Го Юньшэнь уже тогда славился, как непобедимый боец и носил прозвище «Пробивающий кулаком с полушага, поражающий всю Поднебесную, не имеющий противников». Дун Хайчуань же тогда был еще не очень известен. Предание гласит, что они бились три дня. По одной версии, бой закончился вничью, по другой — выиграл Дун Хайчуань.

После этого великие мастера побратались. А их ученики договорились между собой, что любой представитель стиля синъи может беспрепятственно обучаться багуа — и наоборот. Это положение вещей существует и по сей день. Иногда говорят, что одно дополняет другое, в некоторых школах говорят о синъицюань, как о базе багуа-чжан, существует даже стиль синъи-багуа. В багуа и синъи есть некоторая родственность, однако в действительности стили эти самостоятельны и дополняют друг друга в той же мере, в какой любой внутренний стиль дополняет другой.

Убивать одним ударом

Среди трех знаменитых внутренних стилей — багуа, синъи и тайцзи — синъи считается самым жестким. Базовых техник там немного, это позволяет быстро овладевать боевым содержанием. Есть старая поговорка: «Один год позанимался синъи — уже можешь убивать одним ударом». Глава Пекинского общества исследования синъицюань знаменитый современный мастер Ди Гоюн полагает, однако, что о более-менее серьезных успехах можно говорить лишь после трех лет обучения. Связано это, с одной стороны, с тем, что нынешние тренирующиеся тратят на тренировки меньше времени, с другой — с тем, что техники даются им не по одной, а сразу несколько.

Люди, имеющие достаточный опыт в ушу, конечно, знают, что почти все стили ушу достаточно бурно развиваются и обогащаются. Средний инструктор, например, багуа, знает сейчас гораздо больше, чем основатель этого стиля Дун Хайчуань. Однако, если свести в бою современного инструктора и Дун Хайчуаня, инструктор, вероятнее всего, будет повержен в первые же секунды. Почему? Потому что ушу — искусство практическое, там знание и даже умение стоит на втором месте. Главное — то, что ты можешь на практике. Изо дня в день по много часов тренируя базовые усилия, старые мастера нарабатывали «многое в немногом» — подлинное гунфу, волшебное мастерство. Сейчас тренирующийся стремится узнать как можно больше, не овладев основой. Поэтому, хотя знаний в ушу сейчас гораздо больше, чем даже сто лет назад, на уровень мастерства это влияет скорее отрицательно. В этом смысле синъи-цюань очень хорошо для тренировок — базовых техник там немного, нужно только упорство в их изучении.

Если говорить об интенсивности и продолжительности занятий, в синъи есть интересная мера — на протяжении тренировки надо нанести десять тысяч ударов. Учитывая, что в тренировке сушествуют не просто удары, которые наносятся один за другим, но и перемещения, и различные технические действия. То есть снова выходим на привычный хронометрах — 5-6 часов ежедневно. Если говорить об освоении ударной базы, очевидно, синъицюань — стиль, в котором быстрее всего обучаются сильным ударам. При правильной тренировке речь идет о считанных месяцах. Правда, боевое искусство состоит не только из отдельных ударов.

В старые времена начинающий первые месяцы тренировал почти исключительно саньтиши — особый род столбового стояния. В этот период он набирал большую внутреннюю силу, без которой занятия любым внутренним стилем неэффективны. Благодаря саньтиши, ученик, помимо прочего, чрезвычайно укреплял свои ноги, подготавливая их к особенным большим «шагам», присущим именно синъи. Шаги эти больше похожи на прыжки, однако человек не прыгает вверх и вперед, а передвигается специальным шагом вдоль земли. Обычно одним шагом считается шаг левой и правой ногой. При таком двойном шаге человек продвигается вперед на два своих роста (в другой трактовке — на три метра). То есть шаг в синьи больше обычного примерно в два раза.

После саньтиши (или одновременно с ним) обычно начиналась отработка усин-цюань — кулаков пяти первоэлементов — металла, дерева, воды, огня и земли. Их тоже дают по очереди, а не все сразу.

Кулаки и внутренности

Первый кулак называется Пи-цюань, или Рубящий кулак. Считается, что он сходен с ударом топора вперед и чуть сверху. Но это скорее внешний образ, во всяком случае, с привычной нам техникой рубки дров он имеет мало общего. В нем сильно усилие протыкающее или пробивающее. Иногда говорят, что в основе синъи-цюань стоит техника работы с копьем. Это, может быть, не следует понимать буквально, однако занимающийся, когда у него появляется ощущение внутреннего усилия, чувствует эту родовую связь. Есть даже поговорка: «Три лучших системы владения оружием — копье синъи, меч-дао багуа и меч-цзянь тайцзи». Однако на более высоких ступенях овладения боевым мастерством протыкающее усилие становится не так ощутимо. Здесь важнее единый дух, который пронизывает все тело и позволяет использовать усилие без усилия.

Пи-цюань среди всех кулаков — самый главный, в нем наиболее полно реализуется дух и принципы синьи-цюань. Считается, что пятьдесят процентов успеха в тренировках зависят о того, как ты овладел пи-цюань.

Второй кулак — это Цзуан-цюань или Буравящий кулак. Внешне он несколько похож на боксерский апперкот, который наносится снизу вверх. Однако в нем ярко выражено вращение кулака вокруг оси, которой является предплечье. Кулак не просто идет снизу вверх, он как бы ввинчивается в противника. Ди Гоюн в своей методической разработке для занимающихся указывает на то, что куда бы ни бил буравящий кулак — в подбородок, в грудь или в живот, в нем всегда актуально буравящее усилие.

Третий кулак — это Бэн-цюань. На русский язык его часто переводят как Обрушивающий кулак. Это прямой, пробивающий насквозь удар на уровне живота — на любом уровне от нижнего даньтяня до солнечного сплетения. Впрочем, никто не мешает ударить так в грудь и даже в лицо — главное, чтобы усилие было проработано. Именно этим ударом славился мастер Го Юньшэн. Он отличается специфической работой ног — задняя нога здесь с усилием подтягивается к передней и из этого подтягивания происходит внутреннее усилие всего тела. Не будет усилия в подтягивании ноги — не будет и силы в проработке удара. По легенде, мастер Го Юньшэн отрабатывал его, когда попал в тюрьму за убийство в бою разбойника. Ноги его были скованы кандалами и тренировать он мог только такой шаг. Но за годы заключения он вытренировал его до такого уровня, что любой, попавший под этот удар, тут же бывал побежден.

Четвертый кулак — Пао-цюань или Пушечный кулак. В тренировке он наносится так: передняя рука идет вперед, как бы отводя атаку противника, а задняя в этот момент наносит прямой сокрушительный удар, в который вкладывается мощь разворачивающегося корпуса.

Последним, пятым кулаком является Хэн-цюань, Поперечный кулак. В этом ударе нижняя рука выныривает из-под верхней и ввинчивается в грудь или солнечное сплетение врага. Иногда говорят, что этот кулак не имеет прямого применения, он лишь отрабатывает определенное усилие. Это не следует понимать буквально, поперечный кулак вполне может применяться в бою — в определенной ситуации.

Из этих пяти ударов четыре — действительно наносятся кулаком, и лишь удар Рубящего кулака наносится ладонью. Поэтому иногда его называют Пи-чжан, Рубящая ладонь.

Отработке пяти кулаков уделяют особенное внимание. Не отработав в них усилие, дальше совершенствоваться в синъи-цюань невозможно.

Каждый из этих кулаков связан с функционированием меридианов основных внутренних органов. Тренируя, к примеру, Рубящий кулак, можно лечить и укреплять легкие, тренируя Буравящий кулак — почки. Обрушивающий кулак отвечает за печень, Пушечный кулак — за сердце, а Поперечный кулак — за селезенку. Действие их не такое простое и прямое, как тут написано, но в целом, упрощая, дело обстоит примерно таким образом.

Возвращаемся к Пустоте

Проблема современного преподавания синъи-цюань состоит в том, что среднему человеку скучно и трудно подолгу стоять в саньтиши или часами отрабатывать один и тот же кулак. Поэтому параллельно с кулаками начинающим иногда дают какой-нибудь простой комплекс, например, усинлянхуань-цюань или даже так называемые «шиэрсин», 12 (звериных) форм.

Вообще, стиль синьицюань — очень практичный и весьма эффективный в атаке. Зависит это в первую очередь от практикуемых в нем видов усилия. Есть три основных вида усилия в синъицюань. Характер доминирующего усилия в синъицюань зависит от уровня занимающегося.

Первым отрабатывается явное усилие — мин-цзинь. Оно характеризуется достаточной жесткостью и определенным наличием физической силы. Отрабатывают его обычно в быстром темпе. Характер усилия — взрывной. На этом этапе задача состоит в том, чтобы наработанное усилие цзинь трансформировать в ци. На этом этапе изгоняют грубую силу и тренируют внешнюю форму. Считается, что в первые три года тренировки доминирует именно явное усилие. На этом этапе особенно важно уделять внимание следующему моменту. Когда одна рука выходит вперед с атакой, другая одновременно с этим оттягивается назад и с силой ударяет по даньтянь. Это не самый приятный вид тренировки, но без этого технического действия отработать эффективное усилие очень трудно.

Далее, совершенствуясь, тренируют тайное усилие — ань-цзинь. Его тренируют в более медленном темпе, упор делается на мягкость и расслабленность. Характер усилия — проникающий. На этом этапе изгоняют жесткую силу и тренируют волю. Задача — трансформировать ци в дух-шэнь. В реальности, часто, продолжая тренировать явное усилие, начинают одновременно с ним тренировать уже и тайное. Но время для этого момента определяет обычно учитель.

Потом переходят к более высокому этапу совершенствования. Здесь тренируют так называемое усилие нейтрализации — хуа-цзинь. Тут уже не важно, как отрабатывается — быстро или медленно, годится все, тренирующийся исходит из своего внутреннего ощущения. Это усилие характеризуют, как приклеивающееся. Оно родственно усилиям, которые тренируют в тайцзицюань. На этом этапе жесткое и мягкое гармонично сочетаются, появляется необычное усилие — усилие нейтрализации. На этом этапе тренируют дух-шэнь. Задача — «вернуться к Пустоте».

Пусть он думает о защите

Те, кто сначала занимался тайцзицюань, а потом начал заниматься синъи, сталкиваются с любопытным феноменом. Дело в том, что высшее усилие хуа-цзинь в тайцзицюань тренируют с самого начала. Если человек достиг успеха в тайцицюань, ему и в синъи легко применять сразу усилие нейтрализации. Однако в этом случае он просто будет использовать формы синъи-цюань, не используя преимуществ этого боевого искусства. Тренируя синъи, специалисту по тайцзи приходится как бы вернуться назад, пройти все ступени с самой первой, тренировать не высший вид усилия, которым он и так владеет, а целостную систему — иначе успеха ему не достичь.

Надо иметь в виду, что явное усилие в традиционном тайцзи вообще не тренируют, так что если человек начнет заниматься синъи после тайцзи, для него это будет новый опыт. И, конечно, хуа-цзинь в тайцзи развито лучше, чем в синъи — хотя бы по той причине, что тренируют в первую очередь его. Понимая это, в последние десятилетия некоторые мастера синъи стали заимствовать отдельные методы из тайцзи, в первую очередь — туйшоу, толкающие руки.

Как уже говорилось, функцию набора внутренней силы в синъи выполняет саньтиши — особый род столбового стояния. Особенность синъи — прямолинейность, большая пробивная мощь, атакующая манера ведения боя. Огромные шаги-прыжки позволяют мгновенно преодолевать расстояние до противника и наносить сокрушительный удар. В случае опасности мастер таким же прыжком — но уже назад — отрывается от противника. Впрочем, бойцы синъи не очень любят защищаться и тем более — отступать. Среди них бытует поговорка: «Когда я атакую, о защите пусть беспокоится противник».

Стиль синъицюань — сравнительно старый, ему более трехсот лет. Поэтому в нем оформилось какое-то количество стилей. Глава Пекинского общества исследования синъицюань Ди Гоюн упоминает о стиле Шан (Хэбэй-пай), стиле Сунь, направлении У Цзычжэня, хэнаньскую ветвь, ветвь Сун Жишуна, направление «трех Ли», стиль семьи Дай и так далее. Базовые принципы у них, как правило, одни, но внешне они могут различаться довольно сильно. Некоторые стили «прячут» внутреннее усилие, некоторые, напротив, выпячивают его, так что исполнение таолу даже производит на неопытного человека комическое впечатление. В одних стилях сохраняется вертикальность и прямизна корпуса, в других корпус наклоняется или даже скорчивается — для пущего набора силы.

Боевые возможности стиля, впрочем, не зависят от направления, а в первую очередь — от мастерства учителя и упорства ученика.

Весь Китай.ру — http://www.veskitai.ru